Жизнь слишком коротка

Чтобы просирать ее просто так. 
Мой отец умер в возрасте 60 лет, сегодня ровно пять лет, как его нет. С точки зрения сегодняшней статистики (особенно по западным странам) — умер молодым. У нас так почти по всей мужской линии, его дед тоже умер примерно в том же возрасте. Как это часто бывает, совершенно случайно в это время я находился в тысячах километров от него в Сингапуре. Я мчался почти двое суток с тремя пересадками на всех возможных авиалиниях, чтобы успеть и все организовать. Успел, организовал.

И сидя накануне похорон у гроба, рассуждая на тему “как много он мог еще успеть” понял, что мой вопрос выбора решился сам собой. Не буду я заниматься никакими инвестиционными фондами, я поеду в США и буду учиться на пилота, потому что … жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на всякую херню. А у меня есть мечта, которая возможно никогда бы не осуществилась, но у меня есть “ВОЗМОЖНОСТЬ” ее осуществить, и если я этой возможностью сейчас не воспользуюсь — никогда себе не прощу.
«Я вам скажу сейчас одын вещь, только вы не обижайтесь» (с). Она банальная, но мне она очень сильно помогает каждый день. Не я первый об этом говорю, но мне очень помогает каждый день думать о смерти и помнить, что она может наступить внезапно. Не думайте, что я параноик, я совершенно здоров мозгом. Даже слишком здоров и слишком циничен, чтобы спокойно рассуждать на “запретные” темы, но подумайте сами. Когда мистер Воланд сидел на Патриарших прудах, он сказал золотые слова, “Да, человек смертен, но это было бы ещё полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чём фокус!»
Булгаков написал совершенно гениальное произведение, я перечитывал его раз двадцать. Так вот — человек ВНЕЗАПНО смертен. Подумайте, если вам умирать сегодня — вы довольны тем, как прошла ваша жизнь? Вы достигли того, чего хотели? Вам есть, что оставить миру? Стал ли мир лучше от того, что вы в нем жили? Есть ли что-то, чем вы можете гордиться?
Это реально очень крутое упражнение — каждый день помнить о том, что этот день может быть последним. Я никогда об этом не забываю.
Папа умер в начале ноября 2013 года. Через две недели я уже сидел в самолете, который уносил меня в новую жизнь, в соединенные штаты Америки, где я должен был отучиться на пилота. У меня не было мысли о том, что я буду там жить или работать. По плану я хотел получить коммерческого пилота, на это я отводил себе 4 месяца и примерно 40 тыс долларов. После чего я планировал вернуться в Россию и попытаться устроиться в любую авиакомпанию  — конечно хотелось в Трансаэро или Аэрофлот. Тогда еще была такая возможность, имя лицензию коммерческого пилота из США трудоустроиться в российскую авиакомпанию. Сегодня это уже невозможно. Это стало невозможно практически сразу после моего отъезда. Сначала Росавиация ввела новое требование ко всем пилотам российских авиакомпаний — иметь высшее летное образование РФ (Ульяновское или Питерскую академию). Сначала принимали заочное, а позже запретили и заочное. А еще спустя год запретили брать “иностранцев”, то есть тех, кто получил лицензию пилота за пределами РФ. Таким образом, улетая в США на учебу в конце 2013 года я уже был “обречен” на невозврат в российскую большую авиацию.